Лучшее
Лазанья

Этот рецепт настоящей итальянской лазаньи я, Майка, посвящаю некоему Льву Маневичу. Он, хоть и матерится, что мне крайне неприятно — мат, это доказательство неумения выражать свои мысли другими способами и средствами, но есть у него трогающие за душу стихи — про девушек в парандже или про птеродактиля, например.
  1. Итак, сначала делаем тесто для лазаньи. Кстати, тесто это годится для спагетти, тортеллини, маневичини, фарфалле, ригатоне и прочих макаронных изделий, рожденных пытливым умом жителей Аппенин. Рецепт теста: Тесто для лазаньи…
  2. Тесто раскатываем достаточно тонким слоем и разрезаем на квадраты, как квадрат Малевича (родной брат Маневича, судя по фамилии) размерами 10 на 10 сантиметров. Можно и больше размеры, а то и прямоугольниками.
  3. Готовим соус бешамель отдельно — рецепт соуса бешамель.
  4. Готовим начинку для лазаньи — это самое главное в деле приготовления лазаньи (кроме того, что материться не надо — мат мешает сделать блюдо вкусным). Сначала обжариваем в сковороде, в столовой ложке сливочного масла одну мелко рубленую луковицу, две ложки столовых рубленой зелени сельдерея, половинку рубленой, морковки средних размеров
  5. Когда овощи немного поджарятся — подрумянятся, добавляем 100 граммов мясного фарша — пополам говядина или телятина (или свинина, или все три мяса). Тушим полчаса на слабом огне
  6. Когда истекут 25 минут, добавляем 50 граммов рубленой ветчины, под названием прошутто (это не просьба, мол, «прошу то и то», это сорт итальянской ветчины)
  7. Теперь наши квадраты Маневича аккуратно опускаем в кипящую подсоленную воду, разбавленную ложкой оливкового масла — следим за тем, чтобы тесто не свернулось
  8. Держим в воде тесто пару минут, достаем шумовкой, подсушиваем на салфетке
  9. Теперь кладем слой теста — квадрат — на противень, смазанный маслом, на него выкладываем начинку, поливаем соусом бешамель, накрываем другим квадратом, вновь кладем начинку, вновь бешамель
  10. Последний слой посыпаем тертым пармезанским сыром. В принципе, каждый слой тоже можно посыпать сыром.
  11. Ставим лазанью в духовку и запекаем при темпаратуре 200 градусов Цельсия полчаса.
Ещё рецепты :


5 Responses to “Лазанья”

  • levman:

    Напрасно , Майка, ты меня обидеть пытаешься. Ведь русский мат это одно из чудес русского языка, о чем я и пишу в своей книге стихов, упомянутой тобой.
    А лазанью я тоже готовил. Хотя тесто сам не готовил, а использовал готовые пластинки лазаньи из супермаркета. Я готовлю давно и даже книгу написал кулинарную (поинтересуйся у известного рижского журналиста Б. Себякина.
    Кушать я полюбил с первого дня рождения, еще даже не подозревая, что в мире существует множество вкусных вещей, помимо теплого маминого молока и, не помню, за давностью лет, существовали ли они тогда, на втором году после войны, готовых молочных смесей для младенцев.
    Первый кулинарный опыт, правда, неудачный, я имел в четыре года. Мы жили в коммунальной квартире с одними соседями. Мама и соседка тетя Поля ушли стоять в очередной очереди за чем-то, а мы с соседской девочкой Раей остались спать после обеда. Проснувшись, мы обнаружили, что наших мам нет дома. Но мы не испугались и не расплакались, а вылезли из кроваток и, самостоятельно одевшись, вышли на кухню и решили приготовить обед куклам. В кукольную кастрюльку мы налили немного воды, насыпали какую-то крупу, еще что-то и поставили на зажженную газовую конфорку. Через некоторое время кастрюлька стала черной, а ее содержимое начало гореть. Но мы были уже большие мальчик и девочка, поэтому газ мы выключили, а кастрюльку поставили под кран. Вскоре пришли мамы, увидели, что случилось, надавали нам по попам, а кастрюльку спрятали и сказали, что это «свидетель» нашего плохого поведения и что если такое повторится, то они расскажут обо всем папам.
    Позже мое участие в процессе приготовления пищи на долгие годы ограничилось обсасыванием вкусных косточек при приготовлении холодца из коровьей ноги тасканием чуть ли не прямо со сковороды котлет, оладушек, золотистых жареных рыбок и пирожков. За что неоднократно получал кухонным полотенцем по рукам.
    Уже в студенческие годы у меня появился друг Юра, человек лет на пять старше меня, большой гедонист и эрудит. Юра рассказывал мне, в частности, о блюдах и яствах, напитках, о которых я до того и понятия не имел, и способствовал развитию во мне особого интереса к еде на всю оставшуюся жизнь.
    Все последующие годы я любил хорошо и вкусно покушать, нередко готовил что-то сам (так, познакомившись в ресторане «Юрмала» с «котлетами по-киевски», я освоил их приготовление, и часто к удовольствию домашних и гостей подавал их к столу).
    Но перелом произошел в 1992 году, в Израиле, после того, как я расстался с женой. Мама, теща, жена кормили меня всю жизнь. Я привык к вкусной пище, и для было ужасно даже подумать о том, чтобы переходить на питание магазинными пельменями и «американскими» шницелями. Пришлось начать готовить самому. Кое-что я знал, кое-что черпал из своей богатой кулинарной библиотеки. А поскольку мне это дело нравилось, оно пошло! Со временем я начал готовить не только для себя, но и приглашать на ужин периодически меняющихся подруг. Женщины по достоинству оценили мое кулинарное искусство, и поэтому ужин нередко плавно переходил в завтрак (как показал мой опыт, не всякая женщина сможет устоять от чашки горячего шоколада, приготовленного на ее глазах, на десерт!). По пятницам мы устраивали совместный ужин с моим другом Дмитрием (ז"ל). Вот тут уж я изощрялся по полной программе!
    А в 2002 г. я познакомился с Ириной. Охмурил я ее, отчасти, и своими кулинарными изысками. А теперь мы готовим вместе: что-то она, что-то я, учимся друг у другу, с удовольствием принимаем гостей, потчуем их нашими блюдами. И так и живем.

  • Boreal:

    "мы с соседской девочкой Раей остались спать". Ну, и что ж мы можем сказать о девочке с неземным именем? Осудить строго такую девочку, а что остается!

    Кстати, в Канаде и США детей до 14 лет оставлять дома одних нельзя — запрещено законом. И по попке будут наказывать мам, а не детей-несмышленышей.

    Ну, ладно, раз человек умеет лазанью готовить, я его прощаю, мы, Майки, отходчивые девочки. Но спать после обеда с мальчиком — ни-ни! Пусть Ирина не боится!

  • levman:

    Фу, какая ты, Майка, испорченная! Такие намеки в адрес невинных 4-летних детей?! Да как можно?! У меня же тогда еще даже эрекции не было! А Маек моя Ирина не боится: уверена во мне и знает, что случись что, она все-равно ничего не узнает.

  • Boreal:

    Вот, даже этого, ну, вот! Не было! Значит, совесть замучила! И то!!! А вот, к примеру, Анежелина Джоли осталась бы поспать после обеда с лазаньей? Или Пенелопа Крус? Или, скажем Меркель? (а что, дама в летах, солидная, с бесинкой в глазах). И тогда как, а? Тут уж Ирине только и останется, что глаза прикрыть и уши заткнуть. А вы говорите…

  • levman:

    Да о чем ты, Майка? Какие Анджелина, Пенелопа или фрау Меркель, если тогда, 60 лет назад, их еще даже не родилось?! Ладно, хватит о всякой ерунде, лучше я тебе свой рецепт подарю.
    Всю жизнь я люблю отбивные. Телячьи, куриные, свиные… В кляре, в сухариках, яйце, комбинированной панировке… С картошечкой, отварной или жареной, гречкой, пюре, макаронами, зеленой фасолью…
    Воспоминания давних лет. Сколько я себя помню, мои родители каждый год летом уезжали на дачу в Юрмалу. Поступив в институт, я жил на два дома: во всяком случае, в сессию я один в Риге.
    Обедать я нередко ходил в домовую кухню неподалеку от дома. Кроме разнообразных полуфабрикатов, там подавали обед из двух блюд: холодный свекольник и свиную отбивную с отваренной молодой картошечкой. Это было нечто!
    В 1972 году я приехал в отпуск к друзьям в г. Берегово в Закарпатье. Так получилось, что меня не ждали именно в этот день, и я пригласил хозяйку дома на обед в ресторан «Белый камень». Никогда не забуду две аккуратненькие телячьи отбивные в сложной панировке и зажаренный в той же панировке ломтик белого хлеба!
    Разумеется, я и сам готовлю отбивные. За долгие годы я разработал несколько оптимальных рецептов, и некоторыми из них с удовольствием поделюсь. Куриную грудку, телячий или свиной карбонат хорошо отбить тяпкой (постарайтесь не пробить мясо до дыр). Приготовить панировку: насыпать в тарелку муку, смешать ее с солью, черным перцем, натереть немного мускатного ореха; в другой тарелке взбить яйцо; в третью тарелку насыпать панировочные сухари, в которые добавить шафран. Раскалить масло на сковороде. Обвалять отбивную в муке, в яйце и сухарях и положить на сковороду. Перевернуть на другую сторону. Жарить до образования золотистой корочки на обеих сторонах. Кстати, это блюдо представляет собой ничто иной, как знаменитый «шницель по-венски». Можно жарить в кляре, жидком тесте на яйце и пиве (это мой рецепт: классический рецепт предполагает воду). В этом случае соль и специи добавляются в кляр, а мясо натирается давленным чесноком. Можно приготовить «кордон-блу»: при отбивании мяса ни в коем случае не пробить в нем дыры (!), на половину отбивной положить ломтик пастрамы и ломтик сыра, накрыть второй половиной, согнув отбивную пополам, запанировать, как отбивную, и жарить, как указано выше. Самый незабываемый "кордон-блу" мне подали в одном из ресторанов Будапешта: свиной шницель был проложен тонкими ломтиками гусиной печенки.

Оставить комментарий